ru | ua | en Новости
 
   
   
 
МУЗЕЙ
 
БУЛГАКОВ
 
ФОНД
 
НОВОСТИ
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
 
 
КОНТАКТЫ
 

 

 

 

 

 

Музей М. Булгакова

Пожалуйста, перед посещением музея,

обязательно звоните!

425 -31-88 (касса музея).

Количество

посетителей в экспозиции ограничено,

у нас могут быть предварительно

записаны группы, особенно в дни

школьных каникул !!!

 

Андреевский спуск, 13

Киев - 70

04070
Украина

Телефон +38 (044) 425-31-88

ежедневно с 10:00 до 18:00 (касса до 17:00)

выходной день - среда

в понедельник с 10:00 до 12:00 - санитарный час (большая стирка!)

 

Напоминаем, что 15 мая 2011 года в День рождения М.Булгакова, состоялась презентация книги «М.Булгаков. Киевское эхо».
Составители - Анатолий Кончаковский, первый директор музея и Светлана Ноженко, старший научный сотрудник. В книге представлены сюжетные тексты и «осколки» воспоминаний авторов из круга Булгаковых, которые помогают собрать мозаическое панно – портрет выдающегося Мастера в киевском обрамлении. Смысловая доминанта сборника – размышления о вечных общечеловеческого звучания ценностях в булгаковском преломлении. Ключевые слова: семья, род, родина, прекрасный Город, дом - символ, радостное детство, ностальгическая память. Книга возвращает нас к традициям булгаковского поколения, сумевшего сохранить преемственную связь в сложное время после “великого и страшного” 1917 года

Книга "Михаил Булгаков. Киевское эхо" продается только в музее

Книга была создана при активной поддержке и помощи нашего спонсора УкрСиббанк BNP Paribas Group


 

Фонд содействия музею М. Булгакова в УкрСиббанк BNP Paribas Group

 
 
     13 ноября - Журфикс!!!  
24-10-2016
     

Вступительное слово на Журфиксе 13.11.2016

Пугач С. Г.
старший научный сотрудник
Музея М. Булгакова

В этом Доме-Музее мы возобновили Журфиксы в 2006 году – 10 лет назад! И вот, в 11-ом сезоне с помощью музыки мы продолжаем каждый месяц путешествовать в разные страны. Известно, что Михаил Булгаков, мечтавший в юности о странствиях, так никогда и не смог уехать за пределы своей страны, но в его произведениях так подробно описаны места, где он никогда не бывал, что поражаешься его знаниям истории, климата, традиций, ну, и конечно, его воображению! Он как будто воочию видел узкие улочки Ершалаима и Гефсиманский сад, Париж эпохи Мольера, прогуливался вдоль Сены в Париже, когда на углу улиц Мольера и Ришелье вблизи театра Комеди Франсез уже был поставлен памятник великому драматургу! Кажется, что вместе с отважным Дон Кихотом и его слугой он путешествовал по дорогам Испании! И в компании со своим героем из рассказа «Необыкновенные приключения доктора» (опубликован в 1922 г.) на корабле отправился в Буэнос-Айрес (в буквальном переводе название города означает «хороший воздух»)... Действие пьесы «Бег» происходит в трех странах – в Турции (Константинополь), Франции (Париж), Германии (Берлин). Герой «Зойкиной квартиры» Аметистов мечтает о Лазурном береге и белых штанах («Ах, Ницца, Ницца!..»).
Как и в сегодняшней музыкальной программе, посвященной Стране восходящего солнца и составленной из произведений разных композиторов, в том числе и европейских, в произведениях М. Булгакова фигурировали и экзотические страны. Самая экзотическая булгаковская страна с пальмами и туземцами описана в пьесе «Багровый остров»! – здесь можно выбирать: Куба, Карибы, Багамы, Канары...
Кстати, есть в пьесе «Зойкина квартира» и китаец Херувим (28 лет) – очень красивый и очень коварный тип! А героем рассказа «Китайская история» (опубликован в «Петроградской правде», 1923 г., 6 мая) писатель сделал молодого китайца, человека лет 23-25, заброшенного судьбой в Страну Советов сражаться за красных. Его хрупкая жизнь закончилась трагически... Фанза (китайский дом с двускатной крышей, преимущественно в сельских местностях), гаолян – один из видов сорго (прекрасная яровая культура, засухоустойчивая, из ее соломы плетут необходимые в быту китайцев изделия...), откуда это в творчестве Мастера? Ну, конечно, – русско-японская война 1905 года из-за столкнувшихся имперских интересов России и Японии в Корее и Манчжурии! В этой войне участвовали два брата матери, оба врачи: дядя Коля и дядя Миша. Семья следила за событиями на фронте, судя по переписке. Теперь письма вернулись в Дом! Есть одна интересная фотография из семейного архива – дядя Миша с коллегой едут на крыше поезда, везущего уголь.
«Раскосые глаза» еще в первом романе «Белая гвардия» мелькнут перед убегающим от преследователей доктором Турбиным...
Музыкальное путешествие в экзотическую страну Японию выбрано неслучайно. В квартире №2 на Андреевском спуске, 13, вместе с многодетной семьей Булгаковых с 1910 года действительно жили два «японца». Это были сыновья младшего брата отца – Петра Ивановича Булгакова, – который послал в Киев к матери семейства, Варваре Михайловне, своих мальчиков Костю и Колю, чтобы они окончили гимназический курс. Этих кузенов так и называли – «японцы». И они действительно приехали в Киев из далекой Страны восходящего солнца. Их отец в 1901 году с семьей – с женой, Софьей Матвеевной (девичья фамилия Позднеева), и детьми – переехал во Владивосток и преподавал Закон Божий в гимназии при Восточном институте, в котором работал родной брат Софьи Матвеевны – Алексей Матвеевич Позднеев, ученый-востоковед, первый директор и один из основателей этого института. Затем в 1906 году отца «японских кузенов» назначили протоиреем и настоятелем церкви при Императорском посольстве в Токио (Тоокео).
Оба мальчика окончили Первую Киевскую гимназию: Костя учился в ней с 1910 по 1912, а младший Коля с 1913 по 1917. Как утверждает публикация Бен Дооге и Евгения Яблокова, они оба прекрасно знали английский, который учили в Японии! Как и их отец, все трое знали и японский язык! Там, в Японии, глава семейства увлекся техникой (в 55 лет!), освоил автомеханику и настаивал, чтобы дети стали инженерами: «Техника – наше все!» Потом, когда спустя несколько лет, уже после революции, семья оказалась в Америке (1924), он считался лучшим механиком в газолиновой будке, бензоколонке, где работал и его младший сын. Николай Булгаков, окончив в Киеве гимназию, в 1917 поступил в Технологический институт в Петрограде, затем в воздухоплавательную школу в Москве. В 1918 он вернулся в Японию, позже продолжил образование уже в Калифорнийском университете на инженерном факультете. В 1923 году он уже был бакалавром машиностроения. Но любовь к музыке привела его в Голливуд, где он под именем Ник Болен прославился как музыкант, актер и композитор.
А старший Костя Булгаков окончил в 1918 году в Киеве политехнический институт. Именно этого студента-отличника Михаил Булгаков изобразил в карикатуре на самого себя «Что вышло из того, который учился, и другого, который женился». Пять сюжетов, или «пьеса в картинках», как назвала эту карикатуру М. Б. его сестра Надежда Булгакова... Но, как угадал! Хотя и не в Петербурге, как на карикатуре, но карьера у Кости сложилась. Летней ночью 1924 года Костя приехал в польский город Холм, в котором жила семья Михаила Ивановича Булгакова, преподавателя Духовной семинарии, затем на корабле переправился в Буэнос-Айрес, жил в Мексике с 1925 по 1928 год, выучил испанский язык. Переписка с ним продолжалась до 1929 года, она оборвалась из-за наступающих репрессий – за переписку с заграницей начали арестовывать. Костя потом прибыл в Сан-Франциско (штат Калифорния, США), где жила его семья. В 1936 году в городке Эль Пасо, что на границе с Мексикой, у него было собственное дело!
С этим кузеном М. Булгаков очень сдружился. Костя был на три года младше его и жил с ним в одной комнате (в романе «Белая гвардия» это Николкина угловая). Он был напарником Михаила игры на бильярде, в теннис, крокет, винт, лото, шахматы, шашки. Костя – неизменный участник шарад. В одной «домашней пьесе» М. Булгакова, как вспоминает Надежда Афанасьевна Булгакова-Земская, Костя фигурирует как персонаж, давший семейному доктору совет ехать к больному не поездом, а в дилижансе-автомобиле. Эта «Поездка Ивана Павловича в Житомир» окончилась трагикомически. Надежда Афанасьевна в своих воспоминаниях приводит еще эпиграмму, сочиненную Михаилом на Костю:
За усердие всегдашнее
И за то, что вежлив, мил
Титул мальчика домашнего
Он от мамы получил
Письма Михаила Булгакова к Константину опубликованы, но вот письма «кузена-японца» не сохранились. Но одно его письмо, к М. Б., как известно из публикации Виталия Шенталинского, все же сохранилось, правда, в «Деле Булгакова», в архиве ГПУ! Костя, по воспоминаниям Леонида Карума, мужа родной сестры Михаила Булгакова, Варвары, в период гражданской войны устроился в английскую миссию, получал отличный паек и делился с ним. Но вот что интересно: именно Костя встретился на пути из Киева во Владикавказ и выкупил ту самую браслетку, которую заложил Михаил в Ростове – он там проигрался в бильярд! Костя, бывший шафер на их свадьбе, опекал жену Михаила Булгакова, Татьяну Николаевну, в Москве, куда она поехала одна из Владикавказа. Именно Косте писал Булгаков из Владикавказа о своих первых литературно-драматургических опытах на местной сцене. В письме к Константину (16.02.21) содержится просьба забрать из №13 рукописи, они в письменном столе. Упомянуты «Наброски земского врача» и «Недуг», а также «целиком на машинке» «Первый цвет» – «Все эти три вещи для меня очень важны».
Именно Костя, работая в АРА (американско-российская ассоциация), поддерживал семью Булгаковых в тяжелое время продуктами и одеждой. Даже елку к Рождеству (адрес: Львовская, 55, квартира 21) в семью сестры Булгакова Варвары, тоже привозил Костя из деревни и вносил ее, укутанную в одеяла, через черный ход! Печки-«буржуйки» для отопления квартиры из 4-х комнат тоже монтировал инженер Костя.
Переписка с семьей Карумов оборвалась, так как в 1929 году Леонида Карума арестовали. По словам его дочери, Ирины, во время обыска вся переписка была изъята, как свидетельство связи с заграницей.
Известно, что 90 лет назад, 22 сентября 1926 года, накануне премьеры «Дней Турбиных», на допросе в ОГПУ Михаил Булгаков заполнил типовую анкету, в которой было 13 вопросов. Из его ответов следует, что ни братьев, ни сестер у него нет, только жена-домохозяйка. Хорошо, что в анкете не было вопроса, который появится позднее: Есть ли родственники за границей?
В повести «Тайному другу» 1929 года есть тонкий намек на то, что М. Булгаков знал что-то о Косте: «Мало ли кого куда не высылали или кто куда не ездил в те знаменитые годы 1921-1925! Но все же бывало, улетит человек в Мексику, к примеру. Кажется, что дальше. Ан нет – получишь вдруг фотографию – российская блинная физиономия под кактусом. Нашелся!»
Часть музейного дела – поисковая работа. И иногда, особенно тем, кто умеет и любит общаться с людьми, удается найти нечто, от чего, как Архимеду, хочется крикнуть: «Эврика!» – Нашел! Так однажды сотруднице музея Татьяне Абрамовне Рогозовской удалось познакомиться с родственниками Булгаковых – с семьей Позднеевых. Еще один брат Софьи Матвеевны, матери этих мальчиков Кости и Коли, живших в квартире Булгаковых на Андреевском спуске, Дмитрий Матвеевич Позднеев, учился у Афанасия Ивановича Булгакова, отца писателя. В Питере он окончил Восточный институт, составил первый русско-японский словарь. Его расстреляли в 1937 году. Вот к его внучке, Кабановой Наталье Григорьевне, в подмосковную Балашиху и отправилась однажды компания, увлеченная творчеством Михаила Булгакова. Было известно, что родственники из Японии присылали и передавали подарки. На фото 1910 года «Маскарад у Давидовичей» сестра Булгаковых Вера, наряженная в кимоно и держащая зонтик, очень напоминает Чио-Чио-сан! Несколько встреч с Натальей Григорьевной окончились тем, что Татьяна Абрамовна привезла в Дом-Музей на Андреевский спуск японскую куклу. В музейном архиве она обозначена как сувенир семьи Позднеевых – «Девушка-японка в национальном наряде (кимоно). Символ добродетели в доме». И теперь, когда в музей приходят посетители из Японии, они обязательно спрашивают, откуда это у нас? Однажды в качестве гостя Журфикса оказалась Хироми Накано, зам. Главы дипломатической миссии, советник посольства Японии. Она тоже заинтересовалась куклой и позже принесла нам подробную справку о ней. Такие куклы – традиционный подарок на праздник девочек под названием Хина-Мацури, или Праздник Кукол, который вот уже более 600 лет ежегодно отмечается в Японии.
А совсем недавно (22.10.2016) куклу пристально разглядывал гость музея Борис Акунин – писатель, учёный-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. И это был как раз тот случай, когда музейщик задавал вопросы посетителю, желая получить подробную консультацию! Григорий Шалвович Чхартишвили подтвердил, что это не только авторская кукла, но девушка-аристократка, как говорят японцы, – принцесса. Это подтверждает и дорогой аксессуар в ее руках – красно-черный веер. На ней дорогое кимоно с хризантемами и цветками сакуры, длинные рукава которого свидетельствуют о том, что она не замужем. Он пристально разглядывал куклу при нашем специфическом освещении, чтобы понять, какой у нее ротик, потому что, если видны черные зубки, то она замужем.
У японцев есть сказка, повествующая о том, как принцесса влюбилась в маленького самурая. Он служил ее секретарем, был прекрасно образован и очень хорошо писал иероглифы. Она всегда носила его в своем кармане.
Нижнюю часть рукавов кимоно называются тамото. Конечно, вот где был тот карман, в котором размещался крошечный секретарь принцессы!
Знал бы 25-летний Михаил Булгаков, закончивший ровно 100 лет назад медфак Киевского университета и уехавший после работы в прифронтовых госпиталях в конце сентября 1916 года служить земским врачом в глухое село Никольское, что пройдет всего 100 лет, и в доме, где его всегда ждала семья, будет создан литературный музей его имени.
А в комнате, где он жил с кузеном из Японии, японская кукла привлечет внимание известного писателя, которому, по собственному же признанию Бориса Акунина, музей понравится так, что станет самым ярким впечатлением его первого посещения Киева!
Эта кукла у антикваров называется Дама с веером в руках. Молодая дама-аристократка в дорогом парчовом верхнем кимоно и шелковом нижнем, в дорогом поясе оби, повязанном на спине большим бантом, стоит, держа в руках раскрытый веер, период изготовления 1910-е гг. Материал: шелк, шелковая парча, японская бумага, фарфор, метал, дерево. На деревянной подставке.
Длинные рукава ее кимоно из драгоценной парчи спадают почти до земли. Ее блестящие черные волосы, причесанные и уложенные в стиле Эдо, по идее, должны были быть еще украшены деревянным красным гребнем с узором из цветов и длинными шпильками, а также шелковой лентой и серебряным шнуром..., но время унесло эти роскошные аксессуары. Кукле уже больше ста лет, но она навсегда останется сказочной принцессой, носившей в кармане маленького самурая, своего секретаря.
 

 
     
 
© Все права защищены. Размещение материалов с данного сайта только с разрешения администрации.